gurianoff (gurianoff) wrote,
gurianoff
gurianoff

Categories:

ЧТИВО. Самарин Ю.Ф. Упразднение крепостного права в Пруссии. Часть 2.

Предыдущая часть.

1 ЭТАП РЕФОРМ

После того как Наполеон заключил Тильзитский мир и приказал выгнать министра Гарденберга, король сделал премьер-министром нелюбимого Штейна. И первый вопрос, который он обсуждал с новым министром, был вопрос – об отмене крепостного права.

Вопрос возник не случайно – Пруссия была разгромлена. Пруссия была разорена и содержать наёмников у неё просто не было средств, а забитые кантонисты банально дезертировали и разбегались. На этом фоне Наполеон простыми декретами уничтожал и создавал государства – нужна была надёжная призывная армия, а её нет. Плюс ещё конечно задумались о государственному устройстве вообще.

Штейн первым делом принял эдикт о собственности от 9 октября 1807 года, мы бы, по- современному, охарактеризовали бы его, как урезанный и запутанный гражданский кодекс. Но видать реформаторы торопились и приняли, как приняли. В этом эдикте были указаны банальные ДЛЯ НАС вещи, но важные для тогдашнего населения: равенство всех видов собственности и свобода распоряжения собственностью, свобода труда, занятий, ремесла и т.п. Плюс с Мартынова дня 1810 года уничтожалась личная крепостная зависимость помещичьих крестьян.
На практике это означало, что помещики могут покупать городские и крестьянские земли, а горожане и крестьяне наоборот, каждый мог заниматься каким угодно ремеслом, промыслом торговлей. Этого хотели даже помещики, которые сами были связаны путами устарелых феодальных обязательств. Целые слои населения, выпавшие из сословной вертикали, получили возможность ЛЕГАЛЬНО зарабатывать себе на жизнь.
Отмена личной зависимости помещичьих крестьян, влекла за собой безвозмездную отмену кучи всевозможных пошлин, плат, штрафов за – разрешение жениться крестьянину, за разрешение съездить в город или в др. населённый пункт, продать скотину, отметить крестины, выдать дочь замуж, женить сына и т.д. и т.п. Нам современникам это непонятно, но личная зависимость была выражена не вправе порки и издевательства помещика, а в вполне конкретных платах за вполне конкретные личные действия. Ибо основной посыл был в том, что крестьянин юридически недееспособен, а его юридическое представительство осуществляет помещик. Также автоматически уничтожались «подарки» крестьян к значимым событиям помещика (женитьба, крестины детей, выдача замуж/женитьба и т.п.).

Чтобы ещё более было понятно – раньше в патриархально-феодальные времена крестьянин селился на земле феодала на условиях аренды, а феодал защищал его и оберегал как физически, так и юридически. А чтобы сохранить «хорошие, человеческие отношения» феодал и крестьянин ходили друг к другу на знаменательные даты и «дарили» друг другу подарки. Впоследствии эти взаимные подарки утратили смысл (помещику в 19 веке уже не нужно было кусок домотканой рогожи дочерям на приданное – дворяне в это уже не одевались, так же как дворянам не нужна была бычья кровь после забоя КРС – они уже это не ели). Поэтому эти «подарки» трансформировались в денежные выплаты, которые помещики стали вымогать по поводу и без, а крестьян эти домогательства ужасно раздражали. И вот наконец это было отменено.

Второй эдикт был о полной отмене личной зависимости казённых крестьян НА ВСЕЙ территории королевства.

Третий эдикт о предоставлении казённым крестьянам права собственности на землю, с последующим правом выкупа повинностей под 5% на 24 года. После всей оценки крестьянину предоставлялся расчёт и давалось время на раздумье – согласен он или нет. Если да – то платил, если нет – гуф продавался с торгов, вырученные деньги шли на покрытие долгов, а остаток отдавался бывшему хозяину. Опять же совкам этого не понять, но это сразу дало большой экономический эффект – часть крестьян сразу выкупило свои земли, часть неисправных должников рассчиталось с долгами, получили деньги на руки и занялись обустройством своей судьбы, а казна получила миллионы талеров в трудное время разорения страны.

После этих реформ и главное своей параллельной антифранцузской подрывной деятельности Штейн был снят с поста по распоряжению Наполеона и выслан из Пруссии.

Министром снова стал Гарденберг, который не позволял себе антифранцузской деятельности, но зато с жаром стал работать над внутренними реформами. Гарденберг конечно в отличии от Штейна обладал большими администраторскими и дипломатическими способностями, но считался хитрым. Штейн был прямым, но скандальным.

Гарденберг реформировал финансы и ввёл единый поземельный налог, которым обложил ВСЕХ, в т.ч. дворян и духовенство. Теперь всё зависело от количество и качества земли, а не ёё принадлежности. Был введён единый ремесленный налог для ВСЕХ сословий (заплати – и живи спокойно).
Были ликвидированы привилегии и иммунитеты – право молоть зерно на господской мельнице, право пить вино в господском кабаке и т.п. В духе ранее принятых законов о труде и собственности.

При этом именно Гарденберг выдержал ответный удар дворянства. Штейн только всковырнул корку над дерьмом и ушёл в отставку, а всё дерьмо полилось прямо в Гарденберга.

Естественно дворяне были жутко возмущены, говорили о революции, о подрыве устоев, о заговоре против короля и т.п. бред. Я остановлюсь на том, как Гарденберг решил эту проблему,, а речь Гарденберга – я вообще считаю нужно заучить наизусть ВСЕМ интеллектуалам-государственникам.

Гарденберг созвал генеральную комиссию ландтагов (объединенного ландтага, тогда ещё не было, а были провинциальные ландтаги) по крестьянскому и земельному вопросу. На этой комиссии большинство принадлежало дворянским депутатам и они набросились на него аки ястребы на горлицу.
Гарденберг отбивался от обвинений, потом созывал комиссию снова и снова и постепенно добился перевеса голосов.

Что примечательно он, будучи министром в абсолютистском государстве, не воспользовался своей властью и не свалил всю ответственность на короля. Наоборот он вызвал огонь общественного мнения на себя, а потом сумел его переломить.

Вот кстати его речь* (всем читать и запоминать!):


Следующим шагом Гарденберга было устроение поземельных отношений между помещиками и крестьянами. Это так называемые законы о регулировании и сепарации.

Дело в том, что если личную зависимость с грехом пополам удалось отменить декретами, то на священное право собственности покуситься было нельзя (как помещика, так и крестьянина). Ограбить одних в пользу других тоже недопустимо. Это была краеугольная проблема отмены крепостного права, которая для совков не существовала (отнять и поделить!). Но Пруссия всё-таки стремилась к экономическому и общественному процветанию, а не к бантустану как Россия, поэтому проблема встала в полный рост.

Плюс дело осложнялось наличием таких многообразных повинностей за землю, которые разнились в одной и той же местности, не то, что в одной провинции. При этом всё это регулировалось разными системами права (в Пруссии их было несколько)*



Поэтому согласовать разные поземельные отношения в государстве и привести к одному знаменателю – задача была не из тривиальных. Поэтому было принято за основу регулирование. За счёт брались все последние ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ повинности, переводились в деньги, потом раскладывались на 24 года и формировался выкуп. Целью всех манипуляций было объявлено создание собственников – как помещиков, так и крестьян.

При этом надо учитывать, что собственниками земли на тот момент было всего два субъекта – помещики либо государство. Государство стояло перед дилемой: отнять у крестьян землю и соответственно подорвать экономический фундамент у 80% населения и государства тоже либо отнять землю у помещиков и породить социалистическую халяву. Государство пошло по срединному пути: все земельные участки были разделены на 2 разряда:
1. Находящиеся в длительном потомственном владении у крестьян
2. Выделенные недавно (меньше 30-50 лет – в каждой провинции был свой срок).
По первым участкам, государство признавало за крестьянами право квази-собственности поэтому там был установлен выкуп. Считалось, что общий размер повинностей не должен превышать 1/3 дохода с участка. Поэтому крестьянину предлагалось:
- уступить помещику 1/3 земли, а на остальную получить собственность
- платить за них ренту в размере 1/3 дохода
- сочетание этих двух способов.

По участкам второго разряда выкуп составлял ½ земельного участка.

Применялись эти правила в основном к полноценным гуфам, всевозможные арендаторы, огородники, издольщики в расчёт не брались. С другой стороны именно владельцы гуфов вели самостоятельное хозяйство и были что-то вроде предпринимателей, остальные крестьяне таковыми не были и навыков соответствующих не имели.

Для всего это была произведена сепарация, т.е. разделение земель, повинностей и прочего. Помимо смешения по горизонтали, крепостное право было перепутано и по вертикали – бывало так, что одним крестьянином владели несколько помещиков, как и наоборот. На крестьянской земле был лес, которым мог пользоваться только помещик, а на помещичьей был луг, которым пользовались крестьяне. Всё это надо было учесть, перезачесть, переложить в деньги и т.п.

Всё это было объявлено в 1811 году – причём было сказано, что помещикам и крестьянам даётся срок в два года завершить полюбовной сделкой, если договорённости не были достигнуты – следовало обязательное регулирование.

В провинциях были учреждены генеральные комиссии, с комиссарами в уездах, которые проводили межевание, регулирование и сепарации.

2 ЭТАП РЕФОРМ

Когда война закончилась в 1816 году был издан новый закон о регулировании, в котором указывалось, что регулирование будет начато не обязательно, а при ходатайстве помещиков и крестьян.

Ну а потом наступил период затишья – т.е. первоначальный запал крестьян потихоньку угас – во-1х, они не хотели расставаться с землёй даже с 1/3 поэтому, практически все шли на ренту, что мало отличалось от старой крепостной зависимости. Во-2х, большинство вообще не хотело тратить никакие деньги и хотело жить по-старому – и продолжали платить оброк и исправлять барщину – так дешевле!

Наступил период затишья, но с другой стороны людям нужно было время чтобы переварить информацию – наиболее активные стали постепенно выкупаться и пополнять рынок свободных собственников. Уже сделанные послабления в связи с отменой личной зависимости и свободы труда имели для крестьян огромное значение.

Так что с общественной точки зрения 40 лет тоже были не зря потерянным временем (1808-48). Большинство крестьян до отмены крепостного права юридически не существовало – всё за них оформлял помещик, за это они и платили ему кучу пошлин и сборов. Большинство банально боялось собственности и ответственности за неё, т.к. просто не имело опыта самостоятельной деятельности. Поэтому переходный период полу-свободы, когда крестьяне продолжали нести барщину и оброк за землю, но уже свободно распоряжались своим временем, трудом и средствами.
И кстати за весь этот период несмотря на предупреждения реакционеров, не произошло ни одного восстания крестьян – да были споры, претензии, суды и тяжбы. Но власти НИ РАЗУ не применили военную силу, чем сама власть была приятно удивлена. До этого крестьяне регулярно бунтовали, что для усмирения приходилось вызывать армию (полиции не было), которая натурально бомбардировала деревни, стреляла в народ, пороли и прогоняли сквозь строй мятежников. Это ещё более укрепило правительство в уверенности в своих действиях и заткнуло рот реакционерам.

И тут наступила революция 1848 года. Пока горожане бузили в городах, власть немного покачнулась. И начались демонстрации крестьян и их петиции, по теме «Доколе мы будем это терпеть?!» и «Когда ж всё это кончиться?!». Под «этим» подразумевалась оставшаяся поземельная зависимость крестьян. Сами помещики побежали к правительству требуя скорейшей отмены остатков крепостного права.

Первым делом была принята конституция 1850 года в которой было утверждено право собственности, а потом было принято погодно ряд законов устанавливающих НЕМЕДЛЕННОЕ регулирование и сепарацию и выкуп земли.
Также был принят закон о рентных банках. Тут остановимся поподробнее. Ещё в предыдущий период выяснилось, что у большинства крестьян банально нет денег на выкуп повинностей, плюс они обременены долгами по займам и налогам, тянущимся на долгие десятилетия. Опять же имело место банальный обман и давление помещиков крестьян.
Поэтому поступили просто – регулирование проводилось под строгим надзором государства, после оценки повинностей, банк устанавливал ренту на 41 лет с ежегодными платежами, которые должен платить крестьянин, помещику выдавались специальные облигации по 5% годовых, которые также гасились в течение 41 года. (подробности заинтересуют людей, имеющих ипотеку).
Т.е. крестьяне окончательно погасили облигации где-то в 1890-х годах (это к вопросу о наших выкупных платежах платимых вплоть до 1906 года)

ИТОГИ

Мы обозрели 200-летнию историю крепостного права в Пруссии (1648-1850).
Что прежде всего удивляет и интересует?:
- развитый рационализм прусской элиты.
Они видят проблему – и решают её, наиболее выгодным и экономным способом.
- как мы видим проблема КП решалась постоянно ВСЕ 200 ЛЕТ – наведение порядка, устранение произвола, потом отмена в два этапа. Народ (как дворяне, так и крестьяне) подготовлен постепенным ходом реформ.
- население не взбаламучено незаконными переворотами, актами, и насилием. Наоборот правительство стремиться поддерживать законность и легитимность всеми доступными способами.
- Рационализм элиты подчинён одной цели – укрепление Пруссии и объединение ей Германии.

Таким образом, мы видим целенаправленное структурирование отдельной от немцев нации – пруссаков. Для нас русских «пруссачество» становится синонимом «немецкости» и «германизма». Именно ТАК Пруссия поглощает Германию, именно так Германия выбивается в мировые лидеры.

А КАК У НАС?

Я уже поднимал эту тему здесь*, здесь* и здесь*. Но тема понимания не находит.

Рассмотрим Россию зеркально Пруссии.

В России к 18-му веку существует подворное обложение крестьян налогами. Двор примерно соответствует немецкому гуфу. Мало того, по Соборному Уложению 1649 года крестьянин был юридически свободен, за исключением обязанностей к помещику – он мог свободно покупать и продавать, работать где угодно и кем угодно (заплати оброк и живи спокойно!).

Но тут Пётр I затеял Северную войну и она естественно ударила по самому основному налогоплательщику – крестьянину. Крестьяне стали бежать и избегать налогов.

В связи с этим был издан указ «О крепости крестьянской» от 1711 года - смысл его был прост – без разрешения помещика крестьяне не могут покинуть поместье. Казалось бы простая административная мера.
Потом был указ «О единонаследии» от 1714, казалось цель была благая – прекратить бесконечное дробление земель помещиками и вотчинниками. Но есть одно, НО. Помещики – НЕ БЫЛИ СОБСТВЕННИКАМИ ПОМЕСТИЙ, собственником было государство, которое передало поместье во временное владение служивым людям под условием службы. Собственниками были вотчинники, но их было мало и относились они к аристократии (бывшие бояре и князья). А этот указ с якобы заботой о крестьянах (!), чтобы их не угнетали мелкие помещики, уравнял в правах поместья и вотчины. И теперь поместья стали собственностью помещиков.

Потом была налоговая реформа, да были недоимки с дворов, да были объединения нескольких хозяйств-семейств под одной крышей, да были увиливания. Что сделал лепший друг Петра – Фридрих-Вильгельм? Провёл межевание и ввёл кадастр.
Это долго, это нудно, это не наш путь – Пётр I ввёл подушную подать, причём не на взрослое население (мужское/женское), нет, только на мужчин ЛЮБОГО ВОЗРАСТА (от грудного до стариков). Почему? А чтобы легче считать было, чтобы не обманули. Ведь с возрастом тоже обмануть могут – а так мужика сразу видно, бери и считай.
В результате этой реформы крестьяне вдруг оказались отрезаны от земли, если раньше как и в Германии (да и во всей Европе) государство чтобы взыскивать налоги, защищало и налогооблагаемую базу - землю крестьян, которая потом же им и досталась при отмене КП. То теперь земля была ВСЯ (и помещичья и крестьянская) записана на помещика, а от него требовалось лишь сообщать без утайки количество ревизских душ. Помещик спокойно мог согнать крестьян с земли, дать им другую землю, продать их в отрыве от земли – он отвечал лишь за количество душ, а земля нигде не была зафиксирована. В этом контексте и развивается роман Гоголя «Мёртвые души».

Ещё Пётр хотел образовать дворянство, но он не создал кадетские корпуса, нет, он создал – гвардию. По задумке дворяне должны были проходить военную науку при дворе государя, а после переводиться в общие армейские полки офицерами. Но внезапно Пётр помер и перевод был осуществлён через … 80 лет при Павле I-м. А до этого гвардия стала главным выразителем интересов дворянства при дворе из охранников царей превратилась в их тюремщиков.
Земские соборы были же разогнаны «за ненадобностью» и цари остались один на один с вооружёнными дворянами-гвардейцами.

С просвещением вышло тоже как-то не так: сначала И.Посошков предложил ввести всеобщее начальное образование, потом решили ограничиться учреждением школ в городах. Городов в тогдашней России было 336, в общем больше трёхсот. Салтыков предложил в каждой губернии (около 10) основать по академии.
В 1715 году была попытка основать 90 школ из них около 50 не удалось основать (учителя не нашли учеников). В оставшихся 40 – в 1718 изъяли детей мещан (дабы им от промыслов не отбыть), в 1721 – изъяли детей священников (им по Духовному регламенту – нужно было образовывать отдельные семинарии), потом разрешили детям дворян проходить домашнее обучение (Митрофанушка вам в помощь). В результате в этих школах учились дети чиновников-приказных, дети солдат и всякого сброда (в смысле люмпенов, в прямом). В итоге в 1744 году при Елизавете Петровне эти школы были упразднены либо были слиты с гарнизонными. Вот и весь итог «просветительской деятельности» Петра I-го. Достигнуть планируемого уровня образования (школа в каждом уездном городе и гимназия в губернии) стало возможно при … Николае I, через 100 (СТО!) лет после смерти Петра I-го. Россия, которую мы потеряли…

Параллельно, мимоходом, была УНИЧТОЖЕНА ДИНАСТИЯ – убит сын и внук оставлен беспризорным сиротой. Естественно при таком раскладе вперёд выходила дворянская гвардия, которая выражала СВОИ интересы. Стоит ли удивляться последующей эпохе дворцовых переворотов и африканским нравам?

При Анне Иоанновне – помещикам передали полицейскую власть над крестьянами, запретили крестьянам заводить фабрики и мануфактуры, покупать земли на своё имя, в общем вывели их из гражданского оборота, в результате чего умерла внутренняя торговля в России. При Елизавете Петровне крестьян изъяли от присяги государю, ну вишенкой на торте – указ «О вольности дворянства» 1762 года. Здравствуй рабство.

И началась долгая дорога в дюнах по отмене КП в России….

СОВКОВОЕ ВОСПРИЯТИЕ

Если мы посмотрим на развитие Пруссии и России, то увидим развитие России ОБРАТНОЕ развитию европейских стран. Конечно при существовании нормальной династии, при отсутствии дворянского беззакония, развитие страны никогда бы не пошло бы по этому пути.

Но государи, пытающиеся навести хоть какой-то порядок и облегчить участь народа (Пётр III, Павел I, Николай I) – это какие-то дегенераты, дураки, любящие бюрократов-чиновников, шагистику. «Проклятые немцы!», «святые Гольштейны!» и т.п.

Благодаря этим немцам, которым было откуда брать пример, в России было отменено крепостное право, а благодаря исконно русским Петру Алексеевичу, Анне Иоанновне, Елизавете Петровне – оно было введено.

Но совки НЕ ДУМАЮТ О НАРОДЕ, они живут ДВОРЯНСКИМИ пропагандистскими байками о царях, пытавшихся облегчить народную участь и за это смерть принявшими…

После этого вопрос: «Почему Россия не Германия?», выглядит весьма риторическим.
Tags: Пруссия, Российская империя, Россия, жизнь, история, совкология, совок, чтиво
Subscribe

  • СТАНДАРТНЕНЬКО: «Это был вопрос на 2 миллиарда рублей»

    К предыдущей теме: Друзья Барданова утверждают, что в последние годы ему снова начали угрожать. - Ему рисовали такой сценарий: либо ты отдаешь…

  • Мимолётное

    Читая подобные новости, не устаёшь удивляться: "Как там здоровье Сергея Ервандыча?", ведь входил в экспертную группу при Политбюро ЦК КПСС, можно…

  • ОТВЕТ НА ПОСТ ДЕНАЛЬТА

    Ответ на этот пост Денальта Вы не так поняли, наверное чем дальше от советских реалий, тем больше людей начинают что-то там выдумывать, что даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments